История женского футбола в Коломне

Дачные эмансипе

Автор: Валерий Ярхо

Среди материалов посвященных истории коломенского футбола сохранились сведения о самой первой женской футбольной команде, созданной в Коломенском уезде в далеком 1912-м году.

Девушки начали играть в футбол в Песках, где летом собиралось много, как сказали бы теперь, «продвинутой молодежи». Места там замечательные: лес, Москва-река и её притоки, чистый воздух, красивые виды. От Москвы почти сто верст, но добираться удобно — железная дорога проходит рядом – и даже такое благо цивилизации, как телефон «с прямым проводом на Москву» имелся. Недорогая и старательная прислуга набиралась из местных крестьян, они же приносили на дачи свежайшее молоко, творог и сметану, яички прямо из-под несушек, грибы-ягоды и рыбу. Чего же ещё было желать?

К началу 20-го века Пески накрыл «дачный бум». Первопроходцем в дачном деле стал коломенский фабрикант пастилы Чуприков – он на свой счет выстроил на песковской земле по-прежнему принадлежавшей церкви 9-ть дач, которые сдавал внаем. На берегу Москвы-реки, на землях принадлежавших егорьевскому текстильному фабриканту Бардыгину, выстроили свои дачи доктор Свищев, инженер Бертель, земский начальник Кашперов, московский ресторатор Тестов и многие другие. Часть «благородной публики» полюбив жить в Песках, выкупила дачи или построила свои собственные.

В семьях дачников было много молодых людей, всерьез увлекавшихся спортом, в том числе и футболом. Эта английская забава стремительно набирала популярность в России, не миновав и Коломенского уезда, где возникло сразу несколько команд игравших на вполне приличном уровне. Совершенно естественным образом компании спортсменов привлекали девиц, которые в ту пору так же начали активно заниматься спортом. У игроков в футбол были сестры, родственницы, просто знакомые, которые совершенно не желали отставать от них ни в чем, и в футбольной игре в том числе.

Женское спортивное движение тогда набирало силу, являясь частью борьбы прекрасной половины человечества за равноправие с мужчинами. Активисток этого движения называли «суфражистками» или «эмансипе», производя название от слова «эмансипация», обозначавшее юридическую и экономическую независимость от мужчин.

Игра девушек в футбол была, с одной стороны частью борьбы за эмансипацию, а с другой… С другой стороны это выделяло их из общей массы, приковывало к ним внимание мужчин, за независимость от которых они боролись. В общем, все складывалось в рамках женской логики, и два противоположных устремления великолепно уживались в одном действии. Всё вместе это выражалось в полной двусмысленностей популярной шансонетке исполнявшейся на подмостках кафе-шантанов и кабаре:

Я футболистка, в футбол играю
Свои ворота, я защищаю
А если в сетку проскочит мяч
Тогда хоть плач, тогда хоть плачь!

Мне было лет семнадцать, я начала играть
Когда в мои ворота забили первый мяч
И как я только ног не сжимала,
Мяч пролетел, я проиграла…

Составившим футбольную команду в Песках спортсменкам было лет по 16-17. Большей частью они были ученицами старших классов коломенской гимназии, и при этом они очень рисковали, так как правила поведения гимназисток были очень строги. Именно поэтому в футбол играли только в дачный сезон – во-первых каникулы, а во-вторых нравы «дачной жизни» были проще, и допускали многое из того, что нельзя было в городе.

Голкипером команды были Лариса Мельникова, братья которой играли в городских футбольных командах. В поле играли: Лия Поллер, Люба и Елена Ханзель, Маргарита Маркова, Елена и Екатерина Липкины, Серафима и Любовь Карасевы. Кроме коломенских барышень за песковскую команду играли москвичка Вера Корнилова и петербурженка Елена Кочергина.

Судя по фамилиям футболисток, большей частью они происходили из коломенских купеческих семей. Братьям Поллер в Коломне принадлежали часовой и ювелирный магазины. Ханзели владели портновскими мастерскими и «конфекционом» — большим магазином готового платья. Он и сейчас находится там же, где хозяин поставил, и коренные коломенцы не признавая его «советского» названия «Янтарь» упорно продолжают называть его «Ханзель». Остальные девушки так же пролетарским происхождением отнюдь не блистали – дачи в Песках позволить себе мог далеко не всякий.

У команды была своя форма: вместо тяжелых «мужских» шипованных бутс девушки играли в легких башмаках «спортивного фасона» из мягкой кожи, вместо рубах-«футболок» надевали одинаковые блузки розового или голубого цвета. Несмотря на всю свою «продвинутость» выйти на футбольное поле в спортивных трусах футболистки не могли решиться. Это, господа, было бы уже «совсем за гранью понятий» по тому времени. Для соблюдения приличий и вящего удобства играли в синих шароварах. Однако эта деталь экипировки так же несла большую смысловую нагрузку – синие шаровары на футболистках были своего рода знамением эмансипации.

Вольно или невольно но футбольная команда «Хназель, Поллер и Ко» в точности копировала форму американского спортивного общества «Клуб девиц в шароварах», возникшего в Нью-Йорке в начале века. В это общество записывали девочек с 4-х лет, а в 20 лет девицы выбывали из состава клуба «по возрасту». Этот клуб был чрезвычайно популярен, и чтобы записаться в него приходилось дожидаться очереди. Принимали только девиц отменного здоровья и обязательно «из порядочных семей».

Так как других женских команд в ближайшей округе не было, дачные «шароварщицы» играли только товарищеские матчи с мужскими коллективами. Уступая юношам в силе и технике они большей частью проигрывали, однако же не сдавались, и выходили на поле целых три сезона. Вполне возможно, что футболистки прямо там на поле или подле него нашли бы свое личное счастье, но в 1914-м году грянула мировая война, и их потенциальные женихи оставив футбол вместе с другими радостями мирного времени пошли воевать. Потом грянула революция, гражданская война и весь этот дачный мирок с его крокетом, купаниями, ужением рыбы, футболом, флиртом и свиданиями, разнесло на тысячи кусочков. От женской футбольной команды осталась только несколько мутных фотографий, да воспоминания состарившихся футболисток.

Кто-то из них сумел приспособиться к новым временам – как например Ханзели, отец которых стал «красным директором» своего собственного магазина, а сами они молодежными активистками, комсомолками и руководителями пионерского движения. Кто-то покинул родину, кто-то погиб во время революционной передряги. А кто-то просто тихо жил — в советское время для имевших «социально чуждое происхождение» и это было уже не мало.